Талантливый живописец о сотрудничестве с проектом «Родина русского серебра»

Василий Кукса в своей мастерской

О сотрудничестве с проектом «Родина русского серебра»

Талантливый живописец, член Союза художников России и международной ассоциации изобразительных искусств при ЮНЕСКО Василий Кукса решил поддержать проект «Родина русского серебра». Картины, созданные специально в рамках проекта и отражающие историческое прошлое горнозаводского округа, будут выставлены на благотворительный аукцион.

Радушно расположившись в мастерской нашего талантливого земляка, мы поговорили о том, что для него значит история Барнаула и Алтайского края. Также художник поделился с нами своими творческими планами.

— Василий, почему Вы приняли решение поддержать проект «Родина русского серебра»? Создание специальной серии картин — огромный труд!

— Мне импонируют энтузиазм и вдохновение организаторов проекта, а также их стремление донести не только до подрастающего поколения, но и до всех нас, живущих ныне в Барнауле, историю города, его суть, то незыблемое, на чем все держится по сей день. «Родина русского серебра» — интересный и уникальный проект, имеющий, на мой взгляд, положительные перспективы развития. Почему не поддержать?! (улыбается).

— У Вас уже есть видение того, что ляжет в основу произведений?

— В общем-то, да. Есть некие сюжеты, которые связаны с историей Барнаула, Сереброплавильным заводом. Возможно, буду писать уголки Старого города.

— Будете работать с натурой или воссоздавать какие-то элементы по фотографиям?

— Я бы подчеркнул, что главное здесь — подойти к процессу творчески. Не соревноваться с фотоаппаратом, а найти что-то самое интересное, почувствовать душу улочек, исторических зданий. Вдохнуть их воздух и… перенести все на полотно. Краеведческий музей, Демидовская площадь, Филармония, — везде своя история и свой особый шарм.

Конечно, я не утверждаю, что именно эти сооружения окажутся в основе картин, возможно, будут и уголки природы, и какие-то неизвестные жителям Барнаула места.

— Значит, барнаульцы, спеша по делам, могут встретить Вас за работой?

— Да, именно! Вообще, работа с натурой доставляет огромное удовольствие. Это одновременно и процесс самообразования,  когда заранее готовишься, изучаешь историю места, и огромная площадка для творчества, где находят воплощение цветовые и композиционные решения. Затем работа, конечно, продолжается в студии, но порядка 90 процентов картины рождается именно там, где пишешь «с натуры».

— Свойственно ли Вам фантазировать, придумывать сюжеты?

— Конечно, есть и такое. Как без воображения творческому человеку?! Есть ряд работ, в основе которых лежат фото-сюжеты, которые доигрывал, расширял, добавлял тонкости и детали композиционных решений.

— Вы чаще пишете отдельные работы или циклы?

— Все происходит стихийно. Цикл может получиться, когда я езжу в одни и те же места. А так, чтобы цикл на полгода или несколько лет – такого не бывает.

— У Вас в мастерской очень много пейзажных работ. Это так совпало на данный момент, что практически нет изображений объектов архитектуры?

— Скорее да, совпадение сегодняшнего дня. Что интересно, я как раз предпочитаю работать именно с архитектурными объектами, причем, совершенно не важно, где они находятся. Будь то центр Парижа или окраина нашей Алтайской деревни, — восторг и удовольствие абсолютно одинаковые.

Вообще, в процессе работы приходится посещать много Российских городов, а также выезжать за пределы страны. И, знаете что? Я всегда сравниваю наш родной Барнаул с другими городами, смотрю на все плюсы и минусы в плане архитектурных решений. На мой взгляд, у нас во многом все стройнее и гармоничнее. Город развивается, но это происходит красиво.

— Как Вам кажется, архитектура и природа противоречат друг другу или могут сосуществовать?

— Иногда, конечно, складывается впечатление, что противоречат. Есть место в Горном Алтае, куда я езжу около 25 лет, там всегда было безлюдно, спокойно, можно было остаться один на один с природой и работать. Теперь там выросли базы, появились бетонные дороги. Что это, если не противоречие?! Смотришь на знакомые места, и все меняется буквально на глазах.  Меня лет пять это весьма раздражало, но потом я посмотрел на все происходящее немного иначе, стал искать плюсы. Прежде всего, появились комфортные домики для проживания, это хорошо. Также сегодня есть возможность пообедать в кафе, тоже плюс. То есть, цивилизация вносит некие положительные моменты.

Однако, совершенно не могу смириться с тем, что происходит сейчас в Чемале: толпы народа, какие-то развлечения, шум, грязь. Ничего от того, что было раньше, увы, не осталось. Когда человек вот так бескомпромиссно вторгается в природу — это пережить сложно.

— С историческим наследием Барнаула тоже не все гладко.

— Согласен. Зачастую о каких-то исторических памятниках мы узнаем после того, как они сгорели, разрушились. До этого они стояли в ветхом состоянии и совершенно никому не были нужны.

— Как считаете, стоит ли сохранять эти здания, или это уже отжившее и лучше построить что-то новое?

— Наверное, нужно и историю сохранить, и что-то новое, вписывающееся в архитектурный ансамбль, возвести.  Главное, остановиться со строительством торговых центров! Везде говорят о том, что в Барнауле больше всего торговой площади на душу населения. И в данном контексте, конечно, полезнее для города будет прославиться реставрацией памятников истории и культуры, чем невероятным количеством ТРЦ.

Взять хотя бы Сереброплавильный завод. Сколько о нем слов и рассуждений, сколько известных людей города борются в прямом смысле этого слова за его спасение и восстановление. Вот куда надо направить энергию и, видимо, бюджет.

— С коллегами Вы общаетесь на такие темы?

— Сейчас к сожалению, мы все как-то мало стали общаться.

— С чем это связано?

— Наверное, с мощным информационным потоком, который стал реалией нашего времени.  Все куда-то бегут, всем кажется, что завтра или через неделю точно появится свободное время. А оно не появится! Надо жить и делать сейчас, не откладывая встречи и разговоры. Раньше люди себя свободнее чувствовали, были экспромты. Сегодня все поглотил интернет, экспромту места нет.  Но, конечно, выходим из любых ситуаций, как иначе? Художники пишут и для души, и на заказ. Это наша работа, и, конечно, заказы нужны.

— Работы для аукциона проекта «Родина русского серебра» — это тоже своеобразный заказ?

— Своеобразный, да. Но только в ином плане. Это скорее сотрудничество в рамках реализации важного и нужного образовательного направления.

— Вдохновение на реализацию откуда будете черпать?

— Вдохновение — такое понятие, которое каждый объясняет по-своему. Заранее перед началом работы я всегда примерно представляю, что должно получиться. Конечно, хотелось бы сразу почувствовать это вдохновение, но такого шаблона нет! Поэтому на данный момент у меня складываются некие образы, над которыми я размышляю, представляю, как будет выглядеть тот или иной сюжет. Возможно, эти размышления даже послужат толчком к поездке на Колывань. Я там был очень давно, еще по распределению после училища. Красота, конечно! Любопытно съездить туда сейчас, подышать этим воздухом, полюбоваться природой. Может, так и случится, ведь кто знает, сколько еще сюрпризов, возможностей и открытий приготовило мне партнерство с проектом «Родина русского серебра»? Вдруг все сбудется!

rodinaserebra.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.